Любажанин, шагнувший в бессмертие

В группу "Фатежские будни" в социальной сети "ВКонтакте" прислали сообщение поисковики из Брянской области. Необычно теплая и бесснежная зима позволила участникам объединения поисковых отрядов "Брянский фронт" в январе начать полевую разведку у бывшего поселка Рождественский, за который в 1943 году  велись ожесточенные бои.


 "Этот поселок, расположенный в 4-х километрах от города Севска, был стерт с лица земли постоянными бомбежками, — рассказывает известный брянский поисковик Максим Волков. — Из него немцы шли на штурм господствующей  высоты 216,2, которая по нескольку раз в день переходила из рук в руки. Советские бойцы отстояли рубеж, и по поселку до конца августа 1943 года прошла линия фронта. Здесь в одном из оврагов  командир отряда  Евгений Парфенов и другие поисковики обнаружили в воронке  останки  четверых советских солдат. Найденные пустые короба от 50-миллиметровых мин позволили предположить, что бойцы были минометчиками и погибли от взорвавшегося рядом  артиллерийского снаряда  либо небольшой авиабомбы. К сожалению, найденные у воинов медальоны оказались пусты. Однако у одного из солдат был обнаружен алюминиевый котелок, на котором красноармеец выцарапал: "Докукин Петр Яковлевич". В электронной базе  Министерства обороны России есть только один воин  с такими данными. Они гласят: "Докукин Петр Яковлевич, 1922 года рождения, уроженец села Верхний Любаж Фатежского района Курской области. Рядовой. Пропал без вести в апреле 1943 года".
 Редакция районной газеты обратилась в  администрацию Верхнелюбажского сельсовета и выяснила, что сейчас родственников погибшего солдата в Любаже нет. Его брат Яков Яковлевич  в 1949 году уехал работать в Москву. Об этом сообщили брянским поисковикам, и они нашли в столице племянника и племянницу погибшего героя.
И вот с большим волнением  я набираю номер телефона Игоря Докукина, сына Якова Яковлевича…
"Мой отец рос в большой семье,  в которой было 13 детей, правда, не все они выжили, — рассказывает Игорь Яковлевич. — В 1941 году  дед Яков Алексеевич с моим отцом поехали на Кубань в гости  к среднему сыну Трофиму, который недавно женился. Война грянула, как гром среди ясного неба. Фронт разделил семью, до 1943 года — момента освобождения Фатежского района от фашистов — они не смогли вернуться на родину и очень переживали. Петра Яковлевича сразу призвали в армию. Старший брат Иван Яковлевич  служил на Северном флоте с 1939 года. Трофим Яковлевич тоже ушел на фронт. Моя бабушка Олимпиада Кузьминична с дочерьми Тамарой и Тоней оставались в Любаже. Позже селяне рассказали, что в 1941 году бабушка собирала в поле картошку, а немцы, вероятно, решили, что она делает это для партизан и застрелили ее. Дом сожгли. Девочек приютили родственники. Однажды в конце зимы 1943 года Петр Яковлевич  заглянул на несколько минут в родное село, его часть находилась где-то рядом. Он был худой и голодный. Угостить брата было нечем, и сестры насыпали ему в карманы  зерна. Рассказывали, что он очень любил лошадей и в колхозе до войны ухаживал за животными. Больше от Петра никаких вестей не получили. Родные обращались в Министерство обороны и им сообщили, что он пропал без вести. На память о дяде осталась обгоревшая уздечка, которую нашли на пепелище дома... 
Когда фронт покатился на Запад, мой отец Яков Яковлевич вернулся  в Любаж, трудился на торфоразработках, на сеялке, тракторе. Было очень голодно. Когда отцу исполнилось 17 лет, он добровольцем пошел в армию, воевал на юге страны, в бригаде морской пехоты. Был ранен под Новороссийском, долго лечился в госпитале. В 1946 году демобилизовался. Старший брат Иван работал в то время строителем в Грузии, и сначала отец отправился туда. Но в 1949 году  поехал в Москву учиться. Как фронтовика его взяли в строительный институт, но он понял, что инженерная профессия не для него, и поступил в первый медицинский институт. Работал много лет врачом-хирургом в госпитале инвалидов войны, а затем до 2000 года — в травмпункте. Его ценили и уважали люди. Дед, так и не дождавшись Петра,  умер в 1967 году. Родные братья и сестры  Петра Яковлевича тоже уже ушли из жизни: мой отец — в 2002 году, тетя Тамара Яковлевна — два года назад, остальные еще раньше".
Игорь Докукин работает в Москве теплоэнергетиком. 9 мая он обязательно поедет в Брянскую область на перезахоронение останков дяди и его товарищей, погибших под Севском. Поисковики передадут мужчине  найденный котелок воина. Еще одна страница истории войны о героически погибшем земляке  будет прочитана.

Ольга Костикова