Тематическая страница "Семейный очаг"

У колодца вдвоем

— Напишите о Головко. Хорошая семья, какую красоту  они создали перед своим домом! — посоветовали  миленинцы. В один из дней мы и отправились в гости к этой семье. Распахнули калитку и попали в сказку: в глубине цветников  уютно расположилась избушка, ветряная мельница готова вот-вот взмахнуть крыльями, грозные львы охраняют территорию, декоративный колодец с подковой на счастье, кажется, подарит живительную влагу в жаркий день, флюгер на крыше показывает направление ветра...

— Нравится? — улыбается хозяин дома  Александр Викторович и тут же делится планами, — на следующий год  хочу потеснить цветники, сделать красивую детскую площадку для внуков, их у нас с супругой семеро,  и гнездо с аистами — символ счастья. Проходите в дом!

 

— У мужа золотые руки, за что ни возьмется, все делает с душой, красиво, добротно, — вступает в разговор супруга Лидия Дмитриевна.

Интерьер дома украшают  работы хозяина из дерева, металла, природного материала.

— Есть у меня две прялки, думаю их тоже в дело пустить, — размышляет мастер. — Люблю старину, работу с деревом, особенно состарившимся.

Лидия Дмитриевна и Александр Викторович Головко встретились в украинском городе Енакиево. Вместе  трудились на одном из местных заводов, жили в одном общежитии, полюбили друг друга, поженились. Когда в семье родился третий ребенок, решили перебраться на родину супруги,  в село Миленино. Трудились в местном колхозе «40 лет Октября»: Александр Викторович — механизатором, Лидия Викторовна — дояркой. Были на хорошем счету в хозяйстве. Вскоре получили отдельную квартиру.

— Вошли — одни стены, — вспоминает Лидия Дмитриевна, — стали жилье обустраивать. Многое в доме сделано руками мужа. Он старался, чтобы  семейное гнездышко было теплым и уютным, может быть, еще и потому, что в его детстве мало было тепла: с трехлетнего возраста  воспитывался в детском доме, и велико было его желание иметь свою семью, свой дом. У меня первый брак распался, и Александр стал  настоящим отцом детям. Никогда не делил их на своих и чужих. Трое наших сыновей выросли, уже имеют свои семьи, но спешат в отчий дом, где их любят и ждут.

Лидия Дмитриевна мало говорит о себе, все больше о муже, и в ее словах много любви и гордости за родного человека. Как хозяйка дома она полна забот, создает уют в доме, хлопочет на огороде.

 — Муж — хороший помощник, — уточняет супруга, — сам городской, но любит «ковыряться» в земле, в курсе агротехнических новинок, прислушивается к советам местного агронома.

Внимание семьи в последние месяцы  приковано к событиям  в Украине. В Донецкой области, где сейчас идут бои,  проживают родственники, которые не хотят покидать обжитые места.

— Войну, развязанную политиками против своего народа, конечно, нужно прекратить. Наша юность прошла на Украине, здесь жили и работали люди разных национальностей, не было злобы, ненависти друг к другу, — говорит Александр Викторович, — люди ждут мира...

Вот так и живет семья Головко: в работе,  в заботе друг о друге, о детях, внуках, в творчестве. И  хочется пожелать  благополучия их дому.

Т. Мошевская.

 

Не уходи

Павел, молодой подполковник, прошедший суровую школу жизни, служил в разных воинских частях, бывал в «горячих точках» и, наконец, получил назначение в город N. Седина уже тронула его виски.

Верочку он встретил в танцевальном зале Дома офицеров, куда вся молодежь пошла после праздничного концерта. Он сразу обратил на нее внимание: ее зеленые глаза излучали тепло и нежность и сразу приковали к себе его сердце. Вера окончила  медучилище и работала медсестрой в больнице.  Павел танцевал с ней весь вечер. Волновался. Он был старше ее на 12 лет. Решился! И через три  дня сделал ей предложение. Она его приняла, через год  родился сын Даниил.

 Прошло 14 лет безупречной, счастливой  семейной жизни. Они любили сына, и Даниил не чаял души в своих родителях. Он был  вежливым, заботливым, талантливым, с раннего детства играл на скрипке, и она пела о любви, радовалась и плакала. Душа его была необыкновенной — отзывчивой, доброй.

Павел с нежностью и любовью смотрел на преданную жену, но все чаще и чаще ловил себя на мысли: я поседел, старею, а она осталась такой, какой  была 14 лет назад. Гром грянул нежданно. Однажды Павел ждал свою жену возле сквера, сидя в машине. Вера возвращалась с работы, как вдруг ее окликнул знакомый голос: «Вера! Это ты или не ты?». «Я», — засмеявшись, ответила Вера. Это был одноклассник Сережка Арсеньев, с которым она не виделась 10 лет. Он поцеловал ее в щеки и, подхватив на руки, закружил. Поговорили. Сергей прилетел на самолете с женой к родителям, которые  тяжело заболели. Он чмокнул Веру в  щечку и уехал, крикнув: «Я позвоню, увидимся!».

У Павла дрогнуло сердце: «Она  изменяет мне!». Никаких доводов, объяснений он не принял. Семейное счастье оборвалось. Три месяца скандалов. Они забыли о сыне, его слабом сердце. В свои 13 лет Даниил испытал горечь одиночества, почувствовал ненужность в этом мире. А его хрупкая душа так хотела, чтобы  ее любили и понимали. Однажды вечером обезумевший  от ревности Павел схватил кобуру с пистолетом и закричал жене: «Я убью тебя, убью!..». И вдруг они услышали пронзительный  крик Даниила: «Папа, ты — зверь, папа! Какой же ты зверь! Она любит нас. Это не ты убьешь ее, это я убью себя!». Раздетый, стремглав мальчик бросился вниз по лестнице. Опомнившись, родители побежали за ним, но он словно растворился в воздухе. Они подняли на ноги все службы, но поиски не увенчались успехом...

Прошло десять дней.  Вера услышала  скрип двери, кто-то вошел. Она увидела  маленького, худого, изможденного человека, похожего на старичка. Она услышала голос и замерла. «Мама! Ты не узнала меня? Я твой сын Даниил. Я пришел, чтобы умереть у тебя на руках». И, бездыханный, упал. Она оцепенела и закричала: «Павел, Павел!..». Они делали все возможное, чтобы спасти  ребенка. В реанимации он пришел в сознание и сказал: «Мама, я умираю, не плачь. Я видел сон, мама. У меня были крылья, и я летал, а со мной летали ангелы. Видел тебя и папу, на руках у вас были девочка и мальчик. Мама, у вас будут дети».

«Ты не умрешь. Ты будешь жить!» — сквозь слезы ласково прошептала она. На какое-то мгновение  Вера задремала. Очнулась от леденящего в груди холода. Взглянула на сына, закричав страшно и дико: «Данечка, единственный мой, не уходи!». Они потеряли его и уже не ощущали, что живут.

Прошло полгода. Вера вдруг почувствовала, что под ее сердцем бьется дыхание новой жизни. Она была беременна. Вскоре у них родились девочка и мальчик. Павел встречал ее в роддоме, рыдая, стоял на коленях и просил у нее прощения. Он стал верующим человеком. А Вера всегда была с Богом и не покидала храм. Она чувствовала незримую связь с Даниилом, и это давало ей силы жить...

Эта история не выдумана, и подобных случаев, к сожалению, становится все больше и больше. Родители стараются одеть, обуть, накормить ребенка, но забывают о том, что самое  главное  и ранимое —  это душа. Между родителями и детьми должна быть, прежде всего, душевная близость. В подростковый период чувства ребенка достигают апогея, а если они безответны — это может  привести к трагедии. Не проходите мимо радости, страданий, боли своих детей, поддержите их в счастье и в горе, ибо  душа ребенка — это драгоценный сосуд, дарованный Богом, который требует бережного, трепетного отношения.

С. Долгих, учитель ФСОШ № 1.

Тишина

Мягкой  кошкой тишина

Прыгнула на плечи.

За окном — фонарь-луна...

Поздний-поздний вечер.

Ночь крадется не спеша,

И дневные звуки

Заменяют, чуть дыша,

Шорохи и стуки.

Тень мелькнула по стене —

Ветер хлопнул веткой.

Страх прошелся по спине

Влажной липкой сеткой...

Но умчался тут же прочь.

Склеил сон ресницы.

И осталась только ночь —

На правах царицы.

Кружево судьбы

Тонкой ниточкою вьется —

Кружево судьба плетет:

Может, счастье улыбнется,

Может, горе завтра ждет.

Может, серая полоска —

Нет ни правды, нет ни лжи —

Заколачивает доски

В кружево моей судьбы...

Или узел попадется —

Разрубить, так оборвешь...

Где-то в небе нитка вьется:

На земле ты счастье ждешь.

Е. ДОЛГИХ.