Литературная страница

Поберегите Матерей

Поберегите матерей.

Им  низко-низко поклонитесь.

Среди обид, тревог — сильней

К их сердцу  сердцем  прикоснитесь.

Возьмите, пока мама здесь,


И поцелуйте руки эти —

Ведь не у всех возможность есть

Такая на большой планете.

Поберегите матерей.

Почаще  дом их навещайте.

От одиночества — нежней

Теплом души их согревайте.

Не забывайте позвонить,

Спросить, как им сейчас живется.

Ведь скоро, очень может быть,

Звонить им больше не придется.

Они уходят раньше нас.

Так мир устроен. И навеки

Теряем мы стальной каркас,

Ведь нет роднее человека.

Поберегите матерей.

* * *

Раскину руки  в стороны, стою

Живым крестом у жизни на краю:

Стучится ветер

В голову и грудь,

Толкает в спину,

Напевая — будь!

Неспешных мыслей

Разогнав покой,

Небесный купол

Призывает — пой!

Бескрайней далью

Море впереди

Поманит тихой

Ласкою — иди!

И только шаг — вперед или назад —

Обычно  разделяет рай и ад.

* * *

Шаг. Один. Еще один —

Против ветра наклонив

Голову,

Цель поставлена. Вдали

Яркой точкой впереди

Собрана.

Путь проложен по прямой:

Звонко пущенной стрелой

Созданный.

Только  прямо переход —

Поворот не признает

В сторону:

Жизнь с дорогою сравнив,

Радость с болью поделив —

Поровну.

А дойдешь — награда ждет:

Виден новый переход...

Здорово!

* * *

Не позволяйте  погасить огонь,

Который в сердце каждого хранится:

Теплом согреет изнутри ладонь.

Пока горит он — сердце будет  биться.

Не позволяйте  затушить его

Житейским бурям, горю и разлукам:

Огня внутри важнее ничего

Придумать не дано земным  наукам.

Не позволяйте пламя разметать

Порывам злого  серого ненастья.

Жить и гореть, любить, традать, мечтать...

А если искры нет, то нет  и счастья.

Елена Долгих, Фатеж.

В сентябре

Всю боль и радость на бумагу,

Не для  кого-то, для себя,

Поймет, быть может,  кто-то где-то

И настоящего тебя,

С полуприкрытыми глазами

И чашкой кофе на столе,

И вздох, рассеяно усталый,

В промозглом грязном сентябре.

Алена Евланова, студентка КГУ.

 

Джентльмен

(рассказ в сокращении)

На площади между кинотеатром и рестораном «Орбита» установили новогоднюю елку. Развесили гирлянды, большие сверкающие стеклянные шары, искусственный иней и множество других украшений. Великолепная лесная красавица привлекала к себе внимание.

Коля с Катей  после школы катались на саночках с невысокой ледяной горки. Они учились  в одной школе в первом классе, учительница  их за одну парту посадила. Катание  на санках им скоро наскучило. Дети искали новых развлечений. Кто-то из детишек предложил кататься  на фанерках. Те, кто жили поближе, принесли  из дома  подходящие листы фанеры, ложились  на живот и с шумом и грохотом летели с ледяной горки. Коля домой не пошел, он знал, что дома никакой  фанеры нет, да и  строгий отец не отпустил бы его на улицу повторно. Он пошел к гаражам, которые находились на окраине леса. Там, за  гаражами, нашел два  больших мешка из плотного полиэтилена и решил, что на  них тоже можно кататься с горки, как на фанерках, они даже лучше скользят. Катались с Катей на мешках,  побросав свои санки. Иногда мешки цеплялись за что-то, тогда дети мчались с горки просто на животах. От такого катания и у Кати, и у Коли остались  на пальтишках только верхние пуговицы, но  это их не огорчало.

Детишки немного приустали, катались уже без особого азарта. Тут кто-то  крикнул:

— Ребята! Там на площади возле ресторана «Орбита» елку установили, такая огромная и красивая! Айда смотреть!

Коля с Катей взяли свои салазки, которые сиротливо  простояли в сторонке все это время, и пошли на площадь.  Люди уже расходились, родители забирали  своих детей по домам.

— Я проголодалась, хочу есть. Пойдем домой, —  сказала Катя.

— Пойдем в ресторане поужинаем, — неожиданно  предложил Коля.

— Нас не пустят без родителей, — неуверенно произнесла Катя.

— Пойдем, попробуем.

После некоторых колебаний Катя согласилась. Коля спрятал  под елку санки, если смотреть со стороны, то под пушистыми ветвями они незаметны были, и дети пошли к ресторану. Поднялись по каменным ступенькам. За стеклянными дверями стоял огромный дядя в красной шапке с длинной  белой бородой и в  мундире с золотыми лампасами. «Такой  точно не пустит», — подумал Коля. А побыть в ресторане без взрослых, да еще с девочкой, очень хотелось. Ребята приуныли. Тут к дверям подошли дядя с тетей. Коля быстро сообразил, взял Катю за руку — и следом за взрослыми. Охранник, Дед Мороз, подумал, что это семья пришла. Он открыл  дверь, жестом приглашая войти, и пропустил их.

— Приятного отдыха, — вежливо  сказал служитель ресторана. Дядя  с тетей  разделись, сдали одежду в гардероб. Коля с Катей тоже  расстегнули по единственной пуговице на своих пальто и тоже  сдали свою одежду, шарфы и шапки толстой тете в синем  нарядном халате, украшенном снежинками и мишурой. Выбрали они незанятый столик под пальмой и сели.

— А у нас  ведь нет денег, нас отсюда  проводят, — испуганно сказала Катя.

— У меня есть, — с достоинством, как взрослый, произнес Коля. — Я сегодня копилку свою распотрошил.

Мама давала деньги каждый день на школьные завтраки, а он откладывал их в копилку, чтобы купить маме подарок к Новому году, он уже присмотрел ей красивый радужный шарфик, который так  хорошо будет смотреться на шее у мамы совместно с новым новогодним платьем.

К ним подошла  краси-вая официантка в пла-тье Снегурочки. На голове у нее красовался  прелестный кокошник.

— Что будем заказывать, молодые люди? — вежливо спросила она.

— Суп и компот, — сказала Катя.

— И  мне тоже, — сказал Коля, — и еще  каши гречневой нам, как моя мама готовит.

Официантка пошла выполнять заказ. Коля с Катей с интересом осматривались. Приятно было посидеть в тепле за столом, накрытым скатертью, сверкающей белизной, под нежную музыку в красивом зале в новогоднем убранстве. Они сидели и радовались, радовались тому, что они уже почти взрослые, что посетили ресторан и у них будет праздничный ужин... при свечах! Коля увидел, что в зале  посетителям продают цветы. Взрослые мужчины покупают их своим дамам. Он тоже встал, купил и подарил Кате яркую красную розу.

— Какая прелесть! — восторженно воскликнула Катя, касаясь губами лепестков розы, словно целуя их. Ее глаза светились радостью и счастьем.

Принесли заказ. С аппетитом съели суп и кашу. Как же, проголодались! С наслаждением выпили компот.  Сидели за столом, вели свои детские разговоры, мечтали. Как хорошо ощущать себя взрослыми! В зале  пахло хвоей и духами. Они забыли о том, что уже поздно, что их теперь разыскивают родители.

Подошла Снегурочка-официантка.

— Платить сами будете или родители? — спросила она, кивком головы указывая на столик, за которым сидели те  самые дядя и тетя, с которыми они вместе  вошли.

— Я заплачу, — сказал Коля, доставая из кармана рубашки сэкономленные на завтраках деньги. До ста он хорошо считал и быстро высчитывал в уме, а дальше счет еще не освоил, но это его не смущало.

Коля расплатился, сказал:

— Спасибо.

Посидели еще,  послушали музыку.

— Нам домой пора, — нерешительно сказала Катя, хотя посидеть еще хотелось. Пошли к выходу, лавируя между танцующими парами. «Жаль, что я не умею танцевать, пригласил бы Катю на танец. Попрошу маму, чтобы записала  меня в танцевальный кружок», — подумал Коля.

В гардеробе он взял одежду, подал  Кате ее  вещи, подождал, пока она оденется, потом  оделся сам. Вышли на улицу и направились  к елке на площади за своими  санками. Катя шла торжественно, держа в руках розу в красивой упаковке с ленточкой. Коля сказал, что проводит Катю до дома, и пригласил ее в гости  на новогодних каникулах.

Тут неожиданно из-за кинотеатра появились их мамы. Они были  встревожены.

— Где вы  пропадали? — строго спросила Колина  мама.

— Мы весь лес прочесали, всех одноклассников и знакомых обзвонили, вас разыскивали. Хотели уже в милицию заявить, в розыск подавать. Вот придем домой, будет тебе трепка от меня да еще и отец добавит...

Но по всему видно было, что мамы их очень обрадовались, встретив своих детей целыми и невредимыми.

— Так где же  вы были, непутевые? — спросила Катина мама.

— В ресторане, ужинали... А Коля мне розу подарил, — сказала Катя и заплакала.

— Не ругай Колю, мама Лена. Он у тебя джентльменом растет! — сказала Катина мама.

Анатолий Зубков.