К 100-летию Г.В. Свиридова

«И все пути твои мне милы...»

В Фатежской межпоселенческой библиотеке прошла «Библионочь», посвященная творчеству  композитора  Георгия Свиридова.

Он не нуждается в особом представлении, ведь не надо усилий, чтобы вызвать в памяти знакомую мелодию из заставки программы «Время». И пусть не каждый знает имя автора, но музыку знают все. А уж о музыкальных иллюстрациях к фильму «Метель» и говорить не приходится. Как сказал один поэт, эта музыка потонула в народной душе.

 

Г. В. Свиридов — музыкант с мировым именем. Ему рукоплескали Лондон и Париж, Рим и Венеция. Зрители видели на концертах строгого, всегда элегантного человека в затемненных очках. Он казался суровым и недоступным. Нам же хотелось показать нашим читателям Свиридова с другой стороны: каким он был дома, в быту, в отношениях с друзьями и родственниками. И в этом нам помогла великолепная книга «Георгий Свиридов в воспоминаниях современников». Академик Д.С. Лихачев, который хорошо знал композитора,  сказал, что Г.В. Свиридов — русский гений, который по-настоящему еще не оценен и неизвестен.

 В начале нашего вечера зрители  посмотрели отрывок из фильма «Неизвестный Свиридов», где сам Георгий Васильевич вспоминает Фатеж,  детские годы, деревню Чаплыгина, родственников. Кстати, в последние годы жизни, по воспоминаниям художника Николая Евдокимова (тоже нашего земляка), Свиридов часто вспоминал Фатеж и мечтал: «Надо бы было  навестить Фатеж, посидеть под ракитами над Усожей…».

 Он был страстным путешественником и рыбаком. Семьи Свиридовых и Ведерниковых часто выезжали на машине в разные уголки нашей страны. Отдыхали по большей части «дикарями», ловили рыбу, варили уху. Георгий Васильевич веселился, любил рассказывать анекдоты, пел частушки, песни. «Однажды в Бахчисарае, — вспоминает Александр Ведерников, — произошел смешной случай. Зашли на почту позвонить. Свиридов позвонил «тещеньке», чтобы не беспокоилась, и вышел подождать меня на улице, а то было очень душно. А в походе он всегда обросший был, в холщевом помятом костюме, старой шляпе. Выхожу, а он сияющий стоит: «Саша, ты представляешь, стою на углу, снял шляпу, задумался, и тут какая-то старая женщина положила мне пятак. Это что-то означает!». Получил от народа милостыню. В таком был восторге!».

Такой Свиридов нам действительно незнаком, ведь в мировых гастрольных турах композитора селили в лучших гостиничных номерах, питался он в ресторанах, одежда была от известных портных.

 Георгий Васильевич был очень эрудированным человеком,  обладал колоссальными знаниями мировой музыкальной культуры, русской и зарубежной литературы с древнейших времен  до наших дней, очень любил живопись. Когда он был в Англии на гастролях, музыкантам  предложили в свободное время сходить в национальную картинную галерею. Дали искусствоведа. Свиридов попросил показать картины Тернера. В результате экскурсию вел Георгий Васильевич, а искусствовед только рот раскрывала! Она потом спросила: «Кто этот человек? Он же гений! Я и десятой доли того не знаю, что он рассказал!».

 Конечно, он был гением, а жизнь с гением невероятно тяжела. С первой и второй женой Георгий Свиридов расстался, но сына (от второй, Аглаи) Георгия очень любил, поддерживал теплые отношения, интересовался его жизнью, работой. Георгий Георгиевич был  одаренным человеком и, хотя имел музыкальные способности, свою жизнь связал с литературой Японии. Переводил японских авторов на русский язык, писал книги и статьи. Он рано ушел из жизни  — 30 декабря 1997 года, за неделю до смерти отца.

 Георгию Васильевичу невероятно повезло с третьей женой, Эльзой Густавовной, с которой он прожил 45 лет. Это был человек, которому мы обязаны тем, что Г.В. Свиридов дожил до 83 лет. По воспоминаниям друга семьи А.Б. Вульфова, «Эльза Густавовна безоглядно, до полного саморастворения любила Свиридова и была беззаветно предана его делу. Она жила исключительно для него. Ей самой  для себя ничего не было нужно, хотя она могла иметь все. Во всем, что касалось мужа, она была ревнива и беспощадна, берегла его со страшной силой. Грозный надзор Эльзы Густавовны касался всего: и как вы говорите с Георгием Васильевичем, и те ли билеты взяли для него, на те ли места, и того ли качества костюм сшили ему, и не утомятся ли у Георгия Васильевича глаза от такого-то света… Броневой щит, крепостные стены и надежный кров Свиридова — вот кто она. И, конечно, жизнь ее была отнюдь не безоблачна, как и в любой семье. Он порой и кричал на нее, и раздражался, и делал замечания на людях. А она была человеком неимоверного мужества и терпения. Будучи тяжело больной сама, говорила: «Мне, Алексей Борисович, нельзя умирать, пока Георгий Васильевич жив. Как же он без меня будет?».

 Она знала все о каждом произведении Георгия Васильевича, и он советовался с ней обо всех своих творческих делах.

Благодаря настояниям Эльзы Густавовны «Метель», которая была просто музыкой к очередному кинофильму, после редакции партитуры превратилась в «Музыкальные иллюстрации к повести А.С. Пушкина», то есть в теперешнюю «Метель», ставшую известной всему миру.

Жена была его самым преданным другом, тем, кто способен воспринять и постичь, а если надо, то и стерпеть все. Он никогда не говорил: «Я ездил», «Я побывал». Всегда: «Мы с Эльзой…».

 Конечно, все, что хочется рассказать о Свиридове, вместить в одну «Библионочь»  невозможно. Полтора часа пролетели незаметно. Материал о Свиридове  помогли подготовить работники библиотеки К.С. Лукьянчикова, Я.В. Познахирева.

Но говорить о композиторе и не слышать его музыки невозможно. И мы очень благодарны директору, преподавателям и учащимся Фатежской детской школы искусств, что они в столь поздний час пришли и подарили нам всем прекрасный концерт из произведений Г.В. Свиридова.

И еще несколько слов о композиторе. Георгий Васильевич не покинул Россию, хотя имел такую возможность. Не участвовал ни в каких политических акциях, ни в художественных скандалах, шокирующих публику. Он очень любил свою Родину и еще в 80-х годах написал «Гимны Родины» на слова Федора Сологуба: 

«И все пути  твои мне милы,

и пусть грозит безумный путь

и тьмой, и холодом могилы,

я не хочу с него свернуть...».

Н. Гонохова,

библиотекарь Фатежской межпоселенческой

библиотеки.

Где родился Георгий Свиридов?

Многие фатежане до сих пор спорят по поводу места рождения Георгия Васильевича Свиридова. Людям юного поколения больше по вкусу реставрированный дом по улице Урицкого, старики вспоминают о  проживании композитора  в деревне Чаплыгина.  Близкие друзья и родственники утверждают, что семья Свиридовых на момент рождения Юрия (так его звали родные) снимала дом по улице Солдатской (Ленина).

В документах о пожертвованиях раненым русским воинам от 24 сентября 1915 года Василий Свиридов собственноручно пишет о себе: «Фатежской телеграфной конторы чиновник V разряда». Согласно «Штату и табелей почтово-телеграфных контор» чиновник пятого разряда имел чин коллежского секретаря, что соответствовало армейскому званию поручика. Оклад телеграфиста составлял 360 рублей, помимо жалованья чиновникам полагались столовые деньги — 90 рублей и средства на покупку или аренду квартиры как военнообязанному. В «Почтово-телеграфном уставе» отмечалось, что все чиновники ведомства состоят на военной службе и «...почитаться должны как часовые».

Нелогично утверждать, что у уважаемой семьи военного офицера (женатого на племяннице городского головы) не было средств для приобретения жилья и Свиридовым приходилось ютиться втроем с ребенком в крохотной комнатке-мезонине  под крышей казенного здания...

После 1917 года все большие частные дома и общественные здания были «национализированы» для нужд советских партийных органов и войск Красной армии. Вероятно, именно в это время семья Свиридовых  жила  в доме на Екатерининской улице, ставшем музеем композитора, а после гибели Василия Григорьевича в 1919 году перебралась в деревню Чаплыгина.

А. Бирюков, краевед, с. Кромское.