Опечатка

День печати  13 января  стали отмечать  после перестройки. В советское время его праздновали 5  мая, чествовали помощников газеты — селькоров, юнкоров, собирались  в редакции за чаепитием.


Но один из таких праздников был омрачен досадной опечаткой. Было это 39 лет назад. Редактор Н.Я. Маслов пришел с очередной райкомовской планерки и дал задание написать материал о том, что на улице Ленина  яма на яме, что у парка убирается только лицевая сторона, развалилась танцплощадка.
Я с удовольствием взялась за критический материал, зная, что  какие бы нападки не были, Николай Яковлевич возьмет “огонь” на себя.
Материал получился, как сейчас говорят, резонансный.  Из райкома позвонили редактору сразу после выхода газеты. Что ему сказали, не знаю. Только  вызвал он меня в кабинет и говорит:
— Галина Константиновна,  Вы знаете, что в материале допущена ошибка?
— Знаю. Все читали: и дежурный, и секретарь, и Вы, никто не увидел, да и не ошибка это, — опечатка. Вместо "улица Ленина" напечатали "Лениа".
— Да раньше за эту опечатку можно было в тюрьму загреметь, а теперь в райком третий секретарь Арцыбашева вызывает Вас на "ковер". Но не волнуйтесь, ничего Вам не сделают, Вы — человек беспартийный.
Делать нечего. Иду в райком. В кабинете  кроме секретаря — предрик. И как стали  отчитывать! А я вместо того, чтобы как-то повиниться, в минуту затишья только вставляла фразу: " А что, там неправда написана?". И они принимались с новой силой, указав на мою политическую недальновидность, неграмотность, невнимательность… Дело было не в опечатке, а  в том, что большинство начальников не могли нормально воспринимать критические замечания в свой адрес.
Я выдержала этот натиск, потому что написана была правда, а за правду и постоять можно.  Статья возымела действие,  на критику соответствующие руководители отреагировали…

Галина Расторгуева, член Союза журналистов