Тематическая страница "Отечество"

Служили три товарища

Накануне Дня освобождения Фатежа и района от немецко-фашистских захватчиков мы отдаем дань памяти нашим землякам, которые сражались на разных фронтах и внесли свою лепту в победу над врагом.
Депутат Представительного Собрания, учитель Н. Реутской школы А.В. Борзенков поделился воспоминаниями о своих дедах, их однополчанах — участниках войны.


— Однажды, будучи еще совсем мальчишкой, я увидел в семейном альбоме фронтовую фотографию, на которой —  три молодых бойца в военной форме с орденами и медалями на груди, — вспоминает Алексей Васильевич. — Я поинтересовался у бабушки Анастасии Егоровны Локтионовой:  кто эти солдаты?
— Это три закадычных фронтовых друга, которые воевали вместе, — Филипп Васильевич Широбоков и два твоих деда — Егор Федорович Локтионов и Иван Егорович Борзенков, — ответила бабушка.
  …В 1941-м они были почти погодками. Егору Локтионову и Филиппу Широбокову исполнилось 27, Ивану Борзенкову —  26. Все проживали в Верхнелюбажском районе: Егор — в деревне Гнездилово Троицкого сельсовета, Филипп — в Гнездилово Шуклинского сельсовета, Иван — в Верхнем Любаже.  У всех были семьи. Великая Отечественная война соединила их судьбы.  
Воевали  наши земляки с немецко-фашистскими захватчиками на Волховском фронте в составе 792-го  артиллерийского полка 256-й стрелковой дивизии. 29 августа  1941 года  последняя железнодорожная магистраль, связывающая Ленинград со страной, оказалась парализованной немецкими войсками. Ставкой Верховного главнокомандования   была поставлена задача разгромить мгинско-синявинскую группировку противника, освободить Кировскую железную дорогу  и, таким образом, обеспечить прочную связь Ленинграда со страной. В марте 1943-го была предпринята еще одна попытка разгромить врага на этом направлении. Храбро сражались с немецко-фашистскими захватчиками наши земляки. Все трое были награждены  медалями "За отвагу".
В приказе о награждении отмечается: "Командир отделения связи штабной батареи,  сержант  Локтионов Егор Федорович в боях совместно со своим отделением под сильным артиллерийским и минометным огнем противника, рискуя жизнью, неоднократно исправлял порывы связи, тем самым обеспечивал связь полка  и дивизиона, давая возможность точному ведению артиллерийского огня по дзотам противника 19—20 марта 1943 года по ликвидации мгинско-синявинской группировки противника".
"Сержант Борзенков Иван Егорович 19 марта 1943 года  под артиллерийским и минометным огнем противника  в районе боевых действий вынес с поля боя 2-х тяжелораненых бойцов с их личным оружием…".
"Разведчик штабной батареи ефрейтор Широбоков Филипп Васильевич точно выполнял приказы командиров и начальников".
— В 90-е годы мне довелось побывать в  поселке с железнодорожной станцией под названием Мга,  — рассказывает Алексей Васильевич. — Тяжелые осенние тучи заволокли небо,  от сырости было холодно и неуютно, местность вокруг  болотистая.  Я узнал, что "мга" означает топкое место, так в старину называли и местную речку. Во времена Петра I по ней сплавляли лес для строительства новой российской столицы. А в 1941—1943-м здесь шли ожесточенные бои, погибли сотни солдат, сражались с врагом мои деды, чтобы через железнодорожную станцию по Кировской "ветке" пошло продовольствие для блокадного Ленинграда.
А сколько раз   трое друзей вместе с боевыми товарищами висели на волоске от смерти! Однажды попали в засаду. Завязался неравный бой. Егор Локтионов получил тяжелое ранение.  Филипп Широбоков вынес друга с поля боя. Иван Борзенков  с боевыми товарищами прикрывали их отход.
 Для Е.Ф. Локтионова война закончилась в Латвии, после ранения и лечения в госпитале его комиссовали. Вернулся старший сержант на малую родину 31 декабря 1943 года. А фронтовые дороги увели его друзей-сослуживцев на Запад.
Старшина И.Е. Борзенков закончил войну в Эстонии. Разведчик, ефрейтор Ф.В. Широбоков сражался на Ленинградском, 2-м  Белорусском фронтах. В 1944-м под Выборгом  за "своевременную доставку важных документов в вышестоящие штабы" получил высокую награду  — медаль "За боевые заслуги", 8 февраля 1945 года  был награжден орденом Славы III  степени.  В составе 372-й стрелковой дивизии  он дошел до Берлина и  расписался на рейхстаге.
После войны друзья-одно-
    полчане восстанавливали разрушенное войной хозяйство. В родных селах и районе они были людьми известными и уважаемыми.   Возглавляли местные колхозы, были  бригадирами, а Егор Федорович  одно время работал и председателем Троицкого сельсовета.  Бывшие фронтовики Локтионов и Борзенков даже породнились, став сватами — их дети поженились.
В семье Локтионовых вспоминают такую историю.  После войны людям жилось очень трудно. В колхозе осталась подопревшая солома, и председатель Е.Ф. Локтионов решил раздать ее людям, за что был осужден, лишен  партийного билета, всех наград и званий. Сослуживцы-друзья не опустили руки ("не для того  в разведке у Жукова воевали!") и написали письмо в Москву самому маршалу. В результате друга-фронтовика полностью  оправдали.
Святым днем для однополчан был  великий праздник — День Победы. Утром по традиции они шли на митинг, а затем все собирались у Локтионовых.
— Уже с утра бабушка Анастасия Егоровна хлопотала по хозяйству, накрывала на стол, — вспоминает А.В. Борзенков. — Дедушка Егор Федорович запрягал своего любимого  Орлика и ехал в Шуклинский сельсовет "за Филиппом". Отмечали праздник ветераны до вечера: вспоминали, плакали, смеялись. Бабушка усмиряла расшалившихся внуков:  "Не мешайте!". Дедушка мой  Егор Федорович  был статным, видным мужчиной, строгим, серьезным, а душа его светилась добротой. Я был младшим внуком,  дедушка  меня очень  любил. Уже перед смертью  позвал  к себе и долго гладил своей теплой широкой ладонью по голове, приговаривая: "Расти большим, внучок!".
Дедушка Иван Егорович Борзенков, как и его друзья-фронтовики, не любил рассказывать о войне. Порой он становился задумчивым, будто возвращался в свою боевую юность, вытаскивал пачку "Беломора" и курил  папиросы одну за другой.
— Удивительно сложилась судьба моего отца Филиппа Васильевича Широбокова, — делится сын разведчика В.Ф. Широбоков. — Он прошел всю войну — от первого дня до последнего, получив лишь легкое ранение. Дома его ждали жена Анна и дети.  Но война  долго не отпускала. Во сне он по-прежнему "брал языка". С отцом в одной части служил семнадцатилетний паренек Лукин.  Отец  брал его с собой в разведку, не позволял лезть   "на рожон".  А судьбу разве  обманешь? Погиб паренек от шальной пули. Отец переживал, что не уберег парнишку.
…Сегодня уже  три поколения семей Локтионовых, Борзенковых, Широбоковых чтут память своих предков, орденоносцев, бесстрашных  солдат Великой Отечественной, которые воевали "всем смертям назло", вместе с тысячами других бойцов нашей армии приближали долгожданный День Победы, подарили родным и всем нам  счастье жить в свободной  стране под мирным небом.

Татьяна Мошевская

Подпольщики

Во время оккупации с фашистским режимом боролись и священники.
После захвата Фатежского района  и области  немцы, чтобы сыграть на чувствах верующих курян, разрешили открыть некоторые храмы и приходы на  нашей территории. Именно в это страшное время оккупации, в декабре 1942 года, протоиерея  Павла Говорова переводят из г.Курска в Архангельский храм  села Глебово. В 30-е годы священник подвергался репрессиям, 5 лет находился  в Мордовских лагерях.  После освобождения служил в Шеметово Московской области. В войну супруги Говоровы вернулись в Курск. Отца Павла назначили настоятелем Сергиево-Казанского собора.
 В то время  в немецком госпитале в Курске перед отправкой в лагерь держали  раненых русских летчиков. Медики были членами подпольной группы, руководил которой   главный врач госпиталя Юлиан Козубовский. Немцы не  кормили пленных,  продукты собирали жители, а отец Павел привозил все в госпиталь. Группа подпольщиков под руководством  Павла Бабкина во взаимодействии с врачами и  Павлом Андреевичем устроила дерзкий побег из госпиталя четверым  летчикам.
Медсестры Зоя Емельянова и Аня Бочарова ночью вывели их из госпиталя и спрятали в Сергиево-Казанском соборе, где отец Павел приготовил для беглецов одежду и продукты в дорогу.  Машинист Бабкин устроился в госпиталь вывозить из морга умерших, среди которых были и инфицированные тифом, поэтому ему  выдали разрешение на вывоз тел в любую точку города  и за его пределы. Именно на его телеге  летчиков вывезли за город, а дальше связная,  наша фатежанка Мария Глушкова, пешком проводила их в Фатеж и перепоручила связному из Дмитриевского партизанского отряда.
Бежав с оккупированной немцами территории, летчики продолжили службу.
С декабря 1942 года по октябрь 1944 года  отец Павел был настоятелем Архангельского храма села Глебово.  Он не только своими проповедями вселял уверенность и надежду на победу, был организатором сбора и передачи помощи солдатам советской армии и партизанам. За свою деятельность Павел Андреевич был  награжден медалью "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны".

Татьяна Чаплыгина,
заведующая краеведческим музеем